ДОСТОВЕРНОСТЬ ЛИТЕРАТУРНЫХ И ДОКУМЕНТАЛЬНЫХ ИСТОЧНИКОВ ПРИ АТРИБУЦИИ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ИСКУССТВА. ПОРТРЕТЫ В.А. ТРОПИНИНА В СОБРАНИИ МУЗЕЯ

Коллекция произведений В.А. Тропинина в музее достаточно представительная – десять полотен, из которых раннее относится к началу 1800-х гг., а самое позднее к 1850 году создания. Мы остановимся на четырех портретах – Л.Н. Кожиной (1834), В.И. Ершовой с дочерью (1831), М.А. Оболенского (1833–1834), Н.И. и Н.М. Бер (1850). Мы не будем касаться художественных достоинств этих произведений: исследователи творчества художника давно определили место каждого из них в наследии Тропинина. Работы эти неоднократно публиковались и репродуцированы во многих изданиях по истории русского искусства. Нас интересуют изображенные на портретах люди.

Александра Михайловна Амшинская, посвятившая изучению творчества Тропинина многие годы, первую главу книги о нем начинает так: “О жизни В.А. Тропинина мы знаем недостаточно. Вопросы возникают с первых же строк биографии”1. И действительно, даже вопрос о времени рождения художника много лет оставался открытым – 1776 или 17802. Точно такие же неожиданности поджидают исследователя, пытающегося разобраться в судьбах и датах жизни героев произведений Василия Андреевича Тропинина.

В.А. Тропинин "Портрет Лидии Николаевны Кожиной"
В.А. Тропинин "Портрет Лидии Николаевны Кожиной"

Портрет Лидии Николаевны Кожиной, рожденной Всеволожской (1805– 1881), во втором браке (с 1836 г.) де Жюльвекур, написан В.А. Тропининым в 1834 г.3 Экспонировался на Таврической выставке 1905 г., более сорока лет его местонахождение было неизвестно4, а в 1948 г. он поступил в собрание нашего музея из Дирекции художественных выставок и панорам СССР в Москве.

Кожина, согласно разным литературным свидетельствам, –  графиня, незаконнорожденная дочь Н.С. Всеволожского, рожденная Жюльвекур, писательница.

Приведем некоторые из этих публикаций. “Графиня Жюльвекур умная и весьма привлекательная женщина, – пишет в своих “Записках”, опубликованных в 1897 г., граф Михаил Дмитриевич Бутурлин. – Летом, кажется, 1834 года пожаловали в Россию некоторые из французских легитимистов, известных более или менее фамилий, чаявших воды и искавших светского положения. Из таких был виконт де Жюльвекур, полу-литератор ... виконт вскоре женился на вдове Кожиной (Лидии Николаевне), рождённой Всеволожской и поселился в Москве”5.

Член Общества любителей художеств князь Александр Васильевич Мещерский в “Воспоминаниях”, опубликованных в 1900 г., сообщает: “Графиня Жюльвекур, бывшая вдова полковника Кожина, была побочной дочерью Николая Сергеевича Всеволожского, вышла очень молоденькой за полковника Кожина, который вскоре умер не оставив детей, а затем много лет спустя вышла за путешественника по России, французского легитимиста графа Жюльвекур”6.

В “Списке портретов, отобранных для историко-художественной выставки 1905 года генеральным комиссаром С.П. Дягилевым в общественных и частных собраниях города Москвы”7 – Кожина, рожденная Жюльвекур. Собственность Клочковой Капитолины Семеновны, а в “Каталоге историко-художественной выставке русских портретов, устроенной в Таврическом дворце в пользу вдов и сирот павших в бою воинов” под № 1182 появилась “Госпожа Кожина, рожденная Жюльвекур. Собственность Клочковской К.С. В разделе каталога “Некоторые поправки, дополнения и опечатки” – другая запись: “Кожина Лидия Николаевна, во втором браке Жюльекур. Узаконенная дочь Николая Сергеевича Всеволожского”8.

Неточности продолжают преследовать Кожину и во второй половине ХХ в.: А.М. Амшинская в монографии 1970 г. называет ее писательницей и неправильно указывает год создания Тропининым портрета – 18369. Писательницей Кожина оказывается и в более поздних публикациях10.

Портрет Кожиной с июля 1972 по декабрь 1976 г. находился на временном хранении в Музее В.А. Тропинина и московских художников его времени. В каталоге Музея правильно указана дата создания и следующие биографические сведения: “Л.Н. Кожина, рожденная Всеволожская. Коренная москвичка. Во втором браке (после 1835) замужем за французским виконтом де Жюльвекур, журналистом и литератором, приехавшим в Россию после французской (1830) революции и поселившимся в Москве (умер между 1843 и 1846). Умерла в Москве, похоронена в Новодевичьем монастыре”11.

Согласно этой справке, бракосочетание состоялось “после 1835 года”. Возможно, эта дата позволит выяснить, кто же этот загадочный муж Лидии Николаевны. Среди многочисленных Кожиных, встречающихся в Родословных сборниках и Некрополях, только два полковника – гвардии полковник Петр Никитич Кожин, женатый на Людмиле Дмитриевне Языковой 1811 года рождения, и отставной гвардии полковник Степан Николаевич Кожин, который младше Лидии Николаевны на двадцать пять лет. Он родился в 1830 г.12. Но, может быть, ее мужем был гвардии поручик Кожин Иосиф Никитич, скончавшийся 18 января 1835 г. на семьдесят четвертом году жизни?13 Он родился 3 апреля 1761 г. Если наше предположение правильно, то Лидия Николаевна вышла замуж за очень пожилого человека, который был на сорок четыре года старше и годился ей в отцы. Такое могло произойти только в одном случае, если отец, нежно любя свою единственную дочь, хотел “устроить ее счастье” и выдал замуж за “надежного” человека, а возможно, своего друга. Николай Сергеевич Всеволожский (1772–1857) происходил из старинного дворянского рода, в котором мужчины были потомственными военными. До 1796 г. он находился на военной службе. В тридцать шесть лет, в 1808 г., стал вице-президентом медико-хирургической академии, позже гражданским губернатором Твери14. Должно быть, знакомство Всеволожского с Кожиным состоялось еще в молодости, а в результате женитьбы друга на дочери его сложились родственные отношения.

Лидия Николаевна стала женой виконта де Жюльвекур, видимо, в начале 1836 г. Ей шел тридцать первый год. 24 декабря 1836 г. она родила дочь Ольгу де Жюльвекур. К сожалению, девочка умерла в 1854 г. 15 Еще раньше умер виконт, и Лидия Николаевна вновь осталась одна. Возможно, счастье улыбнулось ей в те годы, когда она жила с мужем и дочерью. И вряд ли чувствовала себя счастливой, когда ее портрет писал В.А. Тропинин.

Портрет Варвары Ивановны Ершовой, рожденной Барышниковой (1797–1847), с дочерью Екатериной Гаврииловной (1826–1845) написан в 1831 г.16 Тропинин выполнял заказ отца Варвары Ивановны – Ивана Ивановича Барышникова (1749–1834), титулярного советника и богатого помещика, владевшего обширными землями в Вяземском и Дорогобужском уездах Смоленской губернии. Портрет старшей дочери с внучкой – один из пяти, которые художник должен был написать для фамильной галереи Барышниковых в имении Алексин Дорогобужского уезда. Заказ Барышникова Тропинин выполнял почти пятнадцать лет. Первым по времени, в 1829 г., был написан портрет полковника Андрея Ивановича Барышникова (1803–1867) – сына Ивана Ивановича17. Два портрета – младшей дочери Анны Ивановны и ее мужа Степана Никитича Бегичева (1785–1859) – были окончены художником в 1846 г.18

В.А. Тропинин “Портрет В.И. Ершовой с дочерью”
В.А. Тропинин “Портрет В.И. Ершовой с дочерью”

“Портрет В.И. Ершовой с дочерью” исследователи творчества Тропинина считают лучшим из того, что было создано в конце 1820 – начале 1830-х гг., отмечая гармонию и изысканность колорита, сложность композиционного решения, особую мягкость и очарование образов19. В 1902 г. портрет экспонировался на Выставке русской портретной живописи за 150 лет. В каталоге выставки Варвара Ивановна названа “вдовой статского советника”. Это неверно, в 1831 г. она была его женой. Гавриил Петрович Ершов умер восемь лет спустя (1772– 1839)20.

Огромное состояние Барышниковых образовалось в середине XVIII в. благодаря предприимчивому деду-маркитанту из Вязьмы Ивану Сергееву Барышникову. Е.П. Карнович в книге “Замечательные богатства частных лиц в России” раскрывает источник богатства Барышникова. Во время семилетней войны России с Пруссией (1756–1763) фельдмаршал Степан Федорович Апраксин отправил жене с маркитантом Иваном Барышниковым бочку с червонцами “под видом вина”. Иван отдал супруге фельдмаршала бочку с вином, оставив червонцы себе. Открыл торговое дело, “вышел в купцы и перешел в дворяне” ... “Купил имение, и в двух селах построил не дома, а дворцы, завел огромную дворню, большую охоту, музыкантов, актеров, актрис и зажил большим барином”21. Но одновременно занимался казенными подрядами, видимо, для отвода глаз. Удачно складывалась и карьера его сына: Иван Иванович в 1770 г. титулярный советник, с 1774 по 1784 гг. на военной службе. Вышел в отставку майором артиллерии и в 1789 г. пожалован в дворянское достоинство22.

Младшие Барышниковы входили в тот круг русского дворянства, мужчины которого с семнадцати–девятнадцати лет участвовали в военных походах русской армии 1805–1806 гг. и в 1812 г., женщины занимались воспитанием детей, музыкой и литературой. Анна Ивановна Барышникова в 1823 г. вышла замуж за подполковника С.Н. Бегичева, члена Союза благоденствия. Правда, в восстании декабристов он не участвовал, выйдя в отставку в сентябре 1825 г. У Бегичевых в Москве бывали В.Ф. Одоевский, Д.В. Давыдов, В.К. Кюхельбекер, А.Н. Верстовский и А.С. Грибоедов. Брат Анны и Варвары Андрей Иванович помогал сосланному на каторгу декабристу Николаю Васильевичу Басаргину, а в конце 1850-х гг., по возвращении из ссылки, Басаргин жил в его имении Алексин23.

У В.А. Тропинина обширный круг портретируемых и среди них – Морковы, Оболенские, Мазурины, Протасьевы – связанные друг с другом и с художником дружескими и родственными отношениями. В собрании музея несколько портретов членов этих семейств.

В.А. Тропинин “Разбойник”
В.А. Тропинин “Разбойник”

Картина “Разбойник”. Портрет князя Оболенского Михаила Андреевича (1805–1873) долго оставалась в мастерской Тропинина, ее название многократно менялось24.

Николай Александрович Рамазанов, публикуя в 1861 г. список работ В.А. Тропинина, картину “Бандит” поместил в разделе “жанровые произведения”25, не относя ее к портрету конкретного лица. Наталья Николаевна Коваленская публикует ее с двойным названием – “Бандит” (“Разбойник”) под № 157 в перечне произведений, “упоминаемых в литературе и архивах Тропинина”26. Е.М. Пермяков, купивший это полотно в 1915 г. у родственников художника, написал на подрамнике: “Бандитъ” портретъ князя Оболенскаго”, не указав имя и отчество изображенного. А.М. Амшинская и Е.Ф. Петинова обозначили картину следующим образом: “Разбойник. Портрет князя Оболенского” и датировали 1840-ми гг.27

Мы склонны согласиться с Амшинской и оставить в названии этого портрета слово “Разбойник”, но поставить другую дату – начало 1830-х гг. И уточнить имя человека, изображенного Тропининым.

Это – князь Михаил Андреевич Оболенский, не случайный для художника объект портретирования. Еще в 1812 г., будучи крепостным графа Ираклия Ивановича Моркова, Тропинин написал портрет семилетнего князя28. Михаил Андреевич, сын племянницы Моркова, дочери его родного брата Николая Ивановича – Прасковьи Николаевны Морковой (178(?) – 1832) и генерал-майора князя Андрея Михайловича Оболенского (1765–1830). Связь с семьей бывших господ не прерывалась у Тропинина и после получения им вольной в 1823 г.29

 Образ, созданный Тропининым, по всей вероятности, был подсказан художнику Оболенским, участвовавшим в военных действиях русской армии на Балканах в 1828–1829 гг. С восемнадцати лет, по окончании Пажеского корпуса, князь служил в лейб-гвардии Финляндском полку. При осаде Варны в 1828 г. был ранен в ногу и лечился в госпитале Варны, затем в Одессе. В 1830 г. вышел в отставку в чине капитана гвардии. Во время “польских событий” в 1830–1831 гг. заведовал секретной канцелярией при наместнике Царства Польского князе И.Ф. Паскевиче. В 1833 г. перешел на службу в Московский Главный архив министерства иностранных дел, в котором служил до самой смерти сначала управляющим, затем директором30.

Тропинин мог писать портрет не позднее 1833–1834 гг., сразу же по возвращении Оболенского из действующей армии, пока еще были у князя свежи воспоминания о событиях на Балканах. На нашем портрете он стройный молодой человек. К 1840-м гг., когда его в боярском кафтане писал К.П. Брюллов, Оболенский стал солидным мужчиной, с грузной фигурой и полным лицом с двойным подбородком31.

Мы не склонны рассматривать наш портрет как “маскарадный” или “костюмный”32. Изображение князя благородным разбойником продиктовано временем. Выступление сербов и греков против османского ига в   1806–1830-е гг. волновали русских и европейских мастеров искусства – Дж. Байрона, А. Мицкевича, А. Пушкина, А. Орловского. Не остались равнодушными и Тропинин с Оболенским. Может быть, несколько прямолинейно художник передает внутреннее напряжение и душевный порыв героя резким поворотом фигуры, нервным движением рук, настороженным взглядом, грозовыми тучами на горизонте. Но, думается, что он был искренним при создании образа “защитника угнетенных” и эта композиция не была данью моде.

Почему портрет в свое время не был востребован заказчиком и остался в мастерской художника, кому пришло желание менять несколько раз название картины – мы теперь вряд ли узнаем.

В.А. Тропинин "Портрет Николая Ивановича Бера с женой Надеждой Михайловной"
В.А. Тропинин "Портрет Николая Ивановича Бера с женой Надеждой Михайловной"

Портрет Николая Ивановича Бера (1803 – после 1857) с женой Надеждой Михайловной, рожденной Протасьевой, написан Тропининым уже в преклонном возрасте в 1850 г.33 Полотно такого размера – 242,4х153,7 см. – большая редкость в творчестве художника. За всю свою жизнь он написал еще три подобных композиции: в 1813 и 1815 гг. многофигурные семейные портреты Морковых (226х291 см., оба в Государственной Третьяковской галерее) и упоминавшийся ранее портрет Андрея Барышникова (244х170).

В музей картина поступила в 1960 г. под условным названием “Семейный портрет (кн. Енгалычева с мужем)”. Позднее было предположение, что на нем изображены члены семьи Протасьевых, с которыми в 1840-е гг. Тропинин был дружен. О том, что художник писал двойной портрет Протасьевых, имеется упоминание у Н.А. Рамазанова, который назвал несколько портретов “Протасовых” (Коваленская индетифицирует эту фамилию с Протасьевыми), и среди прочих – “портрет Протасова с женой”34. В каталоге Таврической выставки значится восемь работ Тропинина, изображающих членов семьи Протасьевых, среди них – “Группа Протасьевых. Дмитрий Михайлович и Елизавета Петровна, рожденная Дубовицкая. Собственность А.М. Чернецкой в Казани”35. Коваленская поместила в 1930 г. этот портрет в списке ненайденных произведений, бывших на Таврической выставке 1905 г.36 Лишь один портрет, из находившихся на этой выставке, был обнаружен ею в Государственной Третьяковской галерее – Д.М. Протасьева (холст, масло. 35,8х28,6), ранее принадлежавший Н.И. Гучкову37. В конце 1940-х гг. музеями были приобретены значившиеся в каталоге Таврической выставки    парные портреты Д.М. Протасьева и Е.П. Протасьевой: в 1948 г. Третьяковской галереей, а в 1949 г. – Государственным Русским музеем38.

Научный сотрудник Русского музея К.В. Михайлова усомнилась в правильности атрибуции мужского портрета, приобретенного музеем, убедительно доказав, что изображен не Дмитрий Михайлович, а его отец  Михаил Федорович Протасьев39. Публикация Киры Владимировны побудила пересмотреть атрибуцию портретов Протасьевых, экспонировавшихся на Таврической выставке, а нас предположить, что на “Семейном портрете” изображены не Протасьевы.

Разобраться в этом помогла статья Г.К. Вагнера – В.А. Тропинин и Протасьевы40. Еще в 1935 г. в музее города Сапожок Рязанской области Вагнер обнаружил два тропининских мужских портрета – на одном был сын Протасьевых Дмитрий, на другом муж его сестры Николай Иванович Бер. Репродукции этих портретов позволили определить, что на “Семейном портрете” – Николай Иванович Бер, а рядом, по всей вероятности, его жена Надежда Михайловна, рожденная Протасьева.

Истории бытования нашего портрета мы не знали, для кого он был написан художником и где находился после выставки 1905 г. тоже.

Г.К. Вагнер, ссылаясь на указание Амшинской, написал в статье, что описание группового портрета Протасьевых, бывшего на Таврической выставке, опубликовано в газете “Новое время” за 1885 г. № 3464.

К счастью, газета сохранилась. Приводим фрагмент статьи, помещенный в разделе Московский фельетон – “Василий и Арсентий Тропинины – известный отец и неизвестный сын. Житейская картина захолустной Москвы”. Автор, скрывающийся за литерой “К”, вспоминает о посещении им дома Арсентия Васильевича Тропинина в 1876 г. В мастерской висели полотна Василия Андреевича и работы его сына: “Особенно заинтересовал нас громадный портрет одного богатого помещика с его супругой. Супруга чинно и важно уселась в малиново-бархатном кресле (рисунок кресла очень плох, но это неважно); складки легкого белого платья улеглись кругом. Муж стоит рядом, опершись на кресло, воротник камзола влез на затылок; нога франтовски подвернута и кажет сапог без каблука; натянутым взглядом смотрит супруг на свою любезную половину. Ковер написан прекрасно, лица, без сомнения, похожи, но, увы, мало в них жизни духовной. Совсем- таки ничего не говорит нам лицо этой барыни-помещицы, обрамленное гладким бондо черных волос, а между тем много ярких преданий сохранилось о ней… Только благодаря ее бурной жизни и запятнанной памяти, семейство покойного помещика оставило портрет у художника: “Одного его мы бы взяли, а с нею не хотим”…

Кто изображен на портрете “К” не назвал. Сделанное им описание на совести автора, но для нас оно представляет большую ценность, так как дает возможность идентифицировать приобретенный музеем в 1960 г. портрет и убедиться в том, что он изображает семью Беров, а не Протасьевых, и экспонировался на Таврической выставке 1905 г.

Ни Коваленская, ни Вагнер не видели этот портрет и считали его утраченным: “Приходится сожалеть, что до сих пор не найдены портреты Н.М. Бер и особенно групповой портрет Д.М. и Е.П. Протасьевых, бывшие на выставке 1905 г.”41

К тому времени, когда Вагнером готовилась публикация в “Ежегоднике”, этот портрет был уже собственностью белорусского музея.

Г.К. Вагнер называет Бера “сапожковским доктором”42 и далее пишет: “Для выяснения интересующих нас связей личность Н.И. Бера ничего не дает”43. Речь в данном случае идет о связях Тропинина с сыном Протасьевых Дмитрием Михайловичем, которому в 1845 г. художник подарил “Автопортрет”. Но связь эта прослеживается уже потому, что еще в 1842 г. Тропинин написал портрет Н.И. Бера (Рязанский областной художественный музей. Холст, масло. 72х63), а в следующем 1843 г. – портрет Дмитрия Михайловича (там же и одного размера с предыдущим), и, кроме того, представление о Н.И. Бере дает формуляр “О службе члена Саратовского Комитета о Губернском коннозаводстве коллежского советника Николая Ивановича Бера 1847 года”44.

Родился Николай Иванович 8 мая 1803 г., записан в метрическую книгу соборной Успенской церкви города Каширы. Отец – Иван Михайлович Бер, сын рижского уроженца, штаб-лекарь. Мать – Мария Дмитриевна Максимова, дочь коллежского секретаря. Его брат Борис – действительный статский советник, помощник статс-секретаря Государственного Совета.

Окончив Московскую губернскую гимназию, Николай Иванович в 1820 г. поступил на медицинский факультет Московского университета, по окончании которого в 1824 г. начал службу в Москве в военном госпитале, затем уездным врачом в Козьмодемьянске. По собственному желанию перешел младшим лекарем в Сумский гусарский полк, произведен в 1827 г. в штаб-лекари. Во время русско-турецкой войны (1828–1829) оказался в действующей армии ординатором военного госпиталя в Варне, как раз тогда, когда князь М.А. Оболенский лечился там после ранения. Так же, как и князь, во время “польских событий” Бер служил в Варшаве младшим лекарем жандармского полка. Уволился с военной службы и произведен в коллежские ассесоры (1833). В 1834 г. Бер служил ординатором Московской Мариинской больницы. Уволен со службы “по домашним обстоятельствам” (1836). Занимал с 1838 г. разные должности в канцелярии военного, затем гражданского губернатора в Саратове. По личной просьбе “исключен из службы медицинских чиновников”. Произведен в надворные советники (1839). Женился в 1840 г. на Надежде Михайловне Протасьевой. Состоял членом саратовского Приказа общественного призрения (1843), членом попечительского Комитета о тюрьмах (1844), получил чин коллежского советника (1845), а в 1846 г. подал прошение об увольнении в связи “с расстроенным здоровьем”. В год работы Тропинина над портретом Беров Николай Иванович был свободен от службы, получив увольнение в феврале месяце. 9 марта 1851 г. оба брата – статский советник Николай Бер и действительный статский советник Борис Бер – “пожалованы дипломами с гербами на дворянское достоинство Всероссийской Империи и Царства Польского”45.

У супругов Бер было четверо сыновей: Михаил (1841), Николай (1844), Виктор (1845) и Анатолий (1847). Сведений о других детях в формуляре нет. В 1860 г. жена Бера подавала прошение о внесении ее в родословную книгу Тамбовской губернии. Жила тогда Надежда Михайловна в Санкт-Петербурге. Возможно, что к этому времени Николая Ивановича уже не было в живых. Но в 1857 г. его портрет писал Тропинин. В настоящее время этот портрет находится в Истре46.

А.М. Амшинская написала о Бере в связи с портретом 1857 г. следующее: “Жизнь его прошла перед художником – обычная история интеллигента-разночинца, которого прихотливая судьба свела с взбалмошной дочерью именитых людей – богатых рязанских помещиков Протасьевых. Женитьба принесла ему много огорчений, которые, однако, не омрачили и не ожесточили его”47.

Мы остановились на четырех произведениях В.А. Тропинина и убедились в том, как осторожно следует пользоваться литературными источниками и справочниками. Лучшим и самым достоверным будет документ, фиксирующий первоначально основные даты жизни человека – рождение, крещение, венчание, смерть. Таким документом являются метрические записи церковных приходов, но, к сожалению, не все они сохранились, многие погибли вместе с разрушенными в XX в. церквами.

 

1 Амшинская А.М. Василий Андреевич Тропинин. М., 1970. – С. 11, далее – Амшинская. 1970.

2 Амшинская. 1970; Кропивницкая Г. Новое о Тропинине // Творчество, 1971, №4. – С. 14–15; Музей В.А. Тропинина и московских художников его времени: Каталог / Автор вступ. ст. и сост. каталога Г.Д. Кропивницкая. М., 1975. – С. 25; далее – Музей Тропинина; Амшинская А.М. Жизнь и творчество Тропинина в документах и воспоминаниях современников. Василий Андреевич Тропинин: Исследования, материалы / Под ред. М.М. Раковой. М., 1982. – С. 223, 238–239; далее – Исследования, материалы; Петинова Е.Ф. Василий Андреевич Тропинин. Л., 1987; далее – Петинова. 1987; Василий Андреевич Тропинин: Альбом / Автор текста Анна Погодина. М., 2001.

3 Тропинин В.А. Портрет Л.Н. Кожиной. 1834. Справа внизу: В. Тропининъ. 1834. Холст, масло. 98х76,8. Собрания К.С. Клочковской, фонды Дирекции художественных выставок и панорам СССР. Поступил в 1948 г. Инв. № Рж-603.

4 Историко-художественная выставка русских портретов, устроенная в Таврическом дворце в пользу вдов и сирот павших в бою воинов в 1905 году; Коваленская Н.Н. В.А. Тропинин. М., 1930. – С. 155, далее – Коваленская.

5 Записки графа Бутурлина М.Д. // Русский архив. М., 1897, книга третья. – С. 326; книга вторая. – С. 551– 552.

6 Воспоминания князя Мещерского А.В. // Русский архив. М., 1900, книга третья. – С. 305.

7 Список портретов, отобранных для историко-художественной выставки 1905 года генеральным комиссаром С.П. Дягилевым в общественных и частных собраниях г. Москвы. СПб., 1904. – С. 62.

8 Каталог состоящей под Высочайшим Его Императорского Величества историко-художественной выставки русских портретов, устраиваемой в Таврическом дворце в пользу вдов и сирот, павших в бою воинов. СПб., 1905; далее – Таврическая выставка. Каталог.

9 Амшинская. 1970. – С. 171.

10 Петинова. 1987. – С. 74.

11 Музей Тропинина. – С. 46

12 Руммель В.В. и Голубцов В.В. Родословный сборник русских дворянских фамилий. СПб., 1887. Т. 2. – С. 776, 568.

13 Русский провинциальный некрополь / Сост. В. Шереметевский. М., 1914. Т. 1. – С. 409. (Похоронен в Троицком монастыре Калязина).

14 Справочный словарь о русских писателях и ученых, умерших в 18 и 19 столетих / Сост. Григорий Геннади. Берлин, 1876. Т.1. – С. 180, далее – Геннади; Российская родословная книга, издаваемая князем Петром Долгоруким. СПб., 1857. Часть IV. – С. 357.

15 Московский некрополь. СПб., 1907. Т. 1. – С. 452; далее – Московский некрополь.

16 Тропинин В.А. Портрет В.И. Ершовой с дочерью. 1831. Слева посредине: Тропининъ. 1831. Холст, масло. 99,8х80,8. Собрания: И.И. Барышникова, Н.Н. Евреинова. М. Приобретен в 1966 г. у Д.Я. Черкеса. М. Инв. № Рж-1427.

17 Тропинин В.А. Портрет А.И. Барышникова. 1829. Холст, масло. 244х170. Государственная Третьяковская галерея. Инв. № 5310.

18 Портрет С.Н. Бегичева находится во Всесоюзном музее А.С. Пушкина. СПб.

19 Амшинская. 1970; Ракова М.М. Тропинин и русское искусство. Исследования, материалы. – С. 28; там же статья Марченко Е.И. Тропинин и искусство Западной Европы 1820 – 1850-х годов. – С. 98.

20 Подробный иллюстрированный каталог русской портретной живописи за 150 лет (1700–1850). СПб., 1902. – С. 130; Московский некрополь. Т. 1. – С. 439; Амшинская. 1970. – С. 217 – указывает 1858 г., 1852 г. – Русская дореволюционная и советская живопись в собрании Национального художественного музея Республики Беларусь: Каталог. Мн., 1997. Т. 2. – С. 305.

21 Карнович Е.П. Замечательные богатства частных лиц России. СПб., 1885. – С. 93–94.

22 Дворянские роды, внесенные в общий Гербовник Всероссийской Империи / Сост. гр. Александр Бобринский. СПб., 1890. Часть 2. – С. 538.

23 Декабристы. Биографический справочник / под ред. М.В. Нечкиной. М., 1988. – С. 17, 14.

24 Тропинин В.А. «Разбойник». Портрет князя М.А. Оболенского. 1833– 1834. Холст, масло. 120,6х95,7. Собрания: А.Н. Чернецкой-Гисси, Казань; М.Е. Пермякова, И.К. Крайтора. М. Приобретен в 1962 г. у С.К. Пхакадзе. М. Инв. № Рж-1250.

25 Рамазанов Н.А. Василий Андреевич Тропинин // Русский вестник. М., 1861. Т. 36, № 11– ноябрь. – С. 70, далее – Рамазанов.

26 Коваленская. – С. 159.

27 Амшинская. 1970. – С. 72; Петинова. 1987. – С. 92.

28 Музей Тропинина. – С. 29.

29 Граф Морков незадолго до смерти в 1828 г. в последний раз навестил мастерскую Тропинина; в 1838 г. М.А. Оболенский показывал Тропинину ранее потерянный портрет А.С. Пушкина, найденный им в магазине на Волхонке (Рамазанов. – С. 72– 73); в 1848 г. Тропинин писал портрет жены М.А. Оболенского – Александры Алексеевны, рожденной Мазуриной (в настоящее время в Государственном музее искусств Узбекистана. Ташкент).

30 Потомство Рюрика. Материалы для составления родословной / Сост. Г.А. Власов. СПб., 1908. Т. 1.  Часть 2. – С. 308– 309; Геннади. [1906]. Т. III. – С. 52.

31 Брюллов К.П. Портрет М.А. Оболенского. 1840–1846. Холст, масло. 123,7х106,7. Государственная Третьяковская галерея. Инв. № 9229.

32 Амшинская А.М. Тропинин-романтик. Исследования, материалы. – С. 142; Петинова. 1987. – С. 92.

33 Тропинин В.А. Портрет Н.И. и Н.М. Бер. 1850. Слева внизу: В. Тропининъ. 1850. Холст, масло. 242,4х153,7. Собрания: А.В. Тропинина. М., А.М. Чернецкой. Казань, Н.А. Смирнова (до 1917 г.), И.К. Крайтора. М. Приобретен в 1960 г. у А.К. Крайтор. М. Инв. № Рж– 606.

34 Рамазанов. – С. 70.

35 Таврическая выставка. Каталог № 1199.

36 Коваленская. – С. 155.

37 Коваленская. – С. 120. Портрет в настоящее время в Московском областном краеведческом музее г. Истра. Как выяснилось, изображен Николай Иванович Бер. Вагнер Г.К. В.А. Тропинин и Протасовы // Ежегодник Института истории искусств Академии наук СССР. 1960. М., 1961. – С. 315–316, далее – Ежегодник.

38 Государственная Третьяковская галерея: Каталог живописи 18–20 веков. М., 1952. – С. 437; Государственный Русский музей: Живопись 18–20 веков. Л., 1980. – С. 321.

39 Михайлова К.В. Новые поступления в отдел живописи // Сообщения Государственного Русского музея. М., 1956. Вып. IV. – С. 8– 9.

40 Ежегодник. – С. 311– 323.

41 Там же. – С. 316.

42 Там же. – С. 314.

43 Там же. – С. 319.

44 Российский Государственный исторический архив. Ф. 1343, оп. 17, д. 2979 обнаружено сотрудницей Национального художественного музея Республики Беларусь Т.А. Резник.

45 Список Высочайше пожалованным дипломами с гербами на дворянское достоинство Всероссийской Империей и Царства Польского / Сост. В. Лукомским и С. Тройницким. СПб., 1911. – С. 14.

46 См. примечание 37.

47 Амшинская А.М. Тропинин-романтик. Исследования, материалы. – С. 153.

 

Паньшина И.Н.

публикуется по материалам научно-информационного издания "Сообщения Национального художественного музея Республики Беларусь", выпуск 5, 2004. Мн., "Белпринт", 2007, стр. 129-141.

При использовании материалов ссылка на сайт и издание ОБЯЗАТЕЛЬНА.

частые вопросы
Где я могу припарковать автомобиль?

Ближайшие парковочные места находятся вдоль ул. Карла Маркса (парковка платная).

Есть ли в музее wi-fi?

Да, на первом этаже главного корпуса можно подключиться к бесплатному wi-fi, точка доступа Artmuseum.by free wi-fi 

Можно ли находиться в музее в верхней одежде?

Правила посещения музея не предусматривают посещение экспозиции в верхней одежде. Ее необходимо оставить в гардеробе.

С какими вещами находиться в музейных залах нельзя?

Все габаритные сумки, рюкзаки, пакеты, зонты необходимо сдать в гардероб или оставить в камере хранения. Бутылки с водой проносить на экспозицию нельзя, пить воду можно в вестибюле или музейном кафе на первом этаже.

Можно ли посещать экспозицию музея с детской коляской?

Да, мы рады посетителям возрастной категории 0+. Обратите внимание на то, что на первом этаже музея расположено только 5 выставочных залов. Для того чтобы посетить другие – необходимо подняться по лестнице.

Новый корпус – это где?

Новый корпус – все то же здание по ул. Ленина, 20. Попасть в экспозиции нового корпуса можно через главный вход в музей. В залах русского искусства есть переход в новые залы, которые были пристроены к основному зданию в 2006 году.

Есть ли в музее лифт?

К сожалению, в музее нет лифта. Главное здание музея было построено в 1957 году, и лифт не был предусмотрен в архитектурном проекте.

Какие условия созданы для посещения людьми с ограниченными возможностями?

Для беспрепятственного изучения экспозиции верхних этажей в музее есть специальный подъемник. Если он необходим для Вашего визита в музей, пожалуйста, свяжитесь с администратором экскурсионного бюро по городскому номеру: 397-01-63 либо 342-87-87.

В экспозиции нового корпуса находятся специальные картины и скульптуры для тактильного изучения, оснащенные звуковой записью с подробным описанием произведений.

Существует ли в музее день бесплатного посещения?

Последняя среда месяца – день льготного посещения. Входной билет в последнюю среду каждого месяца составляет 4 руб. для взрослых, 2 руб. для школьников и студентов дневной формы обучения.

Есть ли скидки на приобретение входного билета для пенсионеров?

К сожалению, льготы для людей пенсионного возраста в музее не предусмотрены.

Есть ли в музее аудиогид?

Услуга аудиогида оплачивается при посещении в сувенирном киоске музея. Аудиогиды по постоянной экспозиции музея доступны на белорусском, русском, английском и китайском языках.

Как мне попасть на экскурсию?

В экскурсионном бюро производится запись организованных групп от пяти человек и индивидуальных экскурсий (групп до пяти человек).

Записываться необходимо как минимум за неделю до предполагаемого визита по городскому телефону: 397-01-63. В рамках акций и специальных мероприятий музей нередко устраивает сборные экскурсии по входному билету в музей.

Подробная афиша всех событий публикуется в разделе «Новости».