Картина «Зимний сон» стала классикой белорусского пейзажа, самой узнаваемой и любимой многочисленными посетителями музея. Но мало кто знает, что изображена на ней не белорусская церквушка, как принято считать, а церковь Рождества Христова на озере Кезандра в Тверской губернии. Только раннее детство и отчасти юности художника прошло в Беларуси (он уроженец Могилевской губернии (деревня Крынки близ Бялыничей) – всю жизнь он прожил в России, лишь в поздние годы навещая родину.  Ранние картины Бялыницкого написаны в имении «Чайка», что на берегу озера Удомля Тверской губернии – любимых местах своего учителя И. Левитана.

Излюбленный мотив его пейзажей – весеннее пробуждение природы от зимнего оцепенения. Этот сюжет он варьирует многократно, передавая трепетное состояние пробуждающейся после многодневной спячки земли. Художник внимательно прослеживает все стадии оживления в природе: «Ранняя весна», «Весна идет», «Быстрая речка» и т.д. Менее любимы им другие времена года – лето, которое он называл «салатом» и зима.

Но именно  «Зимний сон» из многих сотен картин выбрало время, сделав эту картину своеобразной «визитной карточкой художника». Трудно представить, что до 1965 года эта картина находилась в частной коллекции в Москве и любоваться ею мог только  ее владелец –  художник-маринист и мультипликатор Даниил Яковлевич  Черкес (1899-1971) и  члены его семьи. Картину,  скорее всего, приобрел его отец Яков Исаакович Черкес, присяжный стряпчий, управляющий московской табачной фабрикой «Ява», страстный коллекционер, друг художника  Ильи Остроухова. Его превосходную коллекцию после расстрела отца в 1938 году, вероятно, унаследовал сын.

 Картина поступила в 1965 году под названием  «Зима» не в лучшем состоянии – с многочисленными изломами, засиженная мухами, сколами красочного слоя.  Картина была не датирована, на ней была только подпись художника.

 После реставрации в конце  1970-х годов картина уже была в экспозиции музея и была сразу  признана  безусловным шедевром. Без ее публикации не обходился ни один альбом, посвященный музею и белорусской пейзажной живописи. Часто при публикациях  в альбомах белорусские искусствоведы  давали ей более поэтичное имя  «Голубая часовня»,  «Голубая каплица».  В этикетках и альбомах начала 1980-х годов картину датировали широко  – до 1920-го года. 

Только в 1980 году при подготовке научного каталога   русской дореволюционной  живописи картина, наконец, обрела  авторское название, данное ей самим художником в 1911 году.  После консультаций с вдовой художника Еленой Алексеевной, в 1977 году переехавшей в Минск, и анализом всех картин с изображением этой церквушки,  она была идентифицирована как «Зимний сон» заведующей отделом  русского искусства Еленой Константиновной Ресиной (1926-2014) и  в статье музейного сотрудника Валерия Буйвола в журнале «Мастацтва Беларусі»  была впервые опубликована уже под авторским названием «Зимний сон» и с датой 1911 год. Правда, Бялыницкий это название поставил вторым, первое было – «Перед весной». Именно эта картина экспонировалась на VI Международной выставке в Барселоне в 1911 году, и получила вторую золотую медаль. Эта медаль сохранилась в архиве художника, на ней отлито имя Бялыницкого. «Зимний сон» побывал и на международной выставке в Венеции в 1914 году.

Картина изображает  деревянную церковь в небольшом сельце  под Удомлей Тверской губернии, где в  следующем 1912 году Бялыницкий купил  несколько десятин земли и построил дачу, названную им «Чайка». Несколько лет подряд он ездил в эти места, облюбованные его учителем Исааком Левитаном. Эта же церковь изображена и на картине «В конце зимы» 1907 года, принадлежавшей Третьяковской галерее, только под другим углом зрения, сбоку, вместе с хозяйственными постройками. 

 А в 1911 г. Бялыницкий написал еще одну картину – «Тихая осень» с аналогичным мотивом:  церковь на  зеленом пригорке в  кулисном окружении тонких стволов деревьев. За церковью – желтеющая рощица деревьев. 

Но только в этой зимней картине мастеру удалось найти лаконичное решение, ту меру гармонии и обобщения, когда он ушел от конкретики реального пейзажа и создал   образ Природы как Храма души человека. Эта картина и реалистическая, и символическая. Небо, земля, Бог, Вечность.  Тщета человеческой  суеты перед вечной красотой и гармонией природы.  Ключ к пониманию картины дает ее  полное название: «Перед весной. Зимний сон». Зимнее оцепенение  и близкое   грядущее пробуждение природы.

Главное в картине – передача сложных и едва уловимых  моментов переходного состояния в природе – наступление вечера, гаснущие  зимние сумерки, предчувствие   весны в конце февраля- начале марта.  Снег еще лежит, не тает,  но его структура изменяется, он приобретает особую   «оттепельную» мягкость. Бялыницкий умел тонко  чувствовать и передавать  эти нюансы атмосферы и освещения в природе.

Композиции картины тонко рассчитана, хотя вызывают впечатление простоты и естественности – стоящая на  высоком холме заснеженная  одинокая часовня,  рядом по обе стороны – тонкие стволы деревьев. Линией горизонта картина, почти квадратная по формату (97х116), делит пополам небо и землю.

Основное в живописи Бялыницкого-Бирули – не цвет, а тон. Сложные переходы тона, валеры он умеет передать как никто другой. Картины Бялыницкого-Бирули всегда узнаваемы, он имеет свой неповторимый  перламутрово-серебристый колорит, построенный на тончайшей нюансировке. 

«Зимний сон» – одна из популярнейших у современников картин художника. Интересно, что этот же мотив –  одинокой часовни, стоящей на заснеженном холме, в 1968 году появился и у Виталия Цвирко («Уходящее»), трактовавшем его, конечно, по-своему, с  суровой монументальностью.